14:11, 20 сентября 2018
Казалось бы, чужой человек…

Однажды у меня с моим знакомым случился разговор о том, подаёт ли он милостыню. По его мнению, подавать тем, кто стоит с протянутой рукой, нужно, только если просящий выглядит опрятно. Я не согласилась с такой позицией и подумала – а ведь волонтёры, меценаты, общественники, благотворители не выбирают, кому помочь. Помогают всем, независимо от чистоты одежды и души. 

У добра есть грани и возможна огранка. Это мне стало ясным, когда поговорила по душам с людьми, которые ежедневно решают самые разные задачи. Не свои. Решают вопросы чужие и запутанные, вникают в чужие жизненные обстоятельства, чужие проблемы и очень часто им приходится самообразовываться для того, чтобы помочь целым семьям. По воле случая им приходится распутывать целые клубки сложностей, юридических, гражданских, социальных, материальных, образовательных. Но чаще именно они становятся тем самым ангелом, который вовремя приходит на помощь, направляет. Кто-то в ответ крепко схватит своего ангела за руку, выкарабкается и будет благодарить Небеса за помощь, а кто-то вцепится в руку, но так и предпочтёт барахтаться в своём болоте, как в том анекдоте: «не нужно меня отсюда вытаскивать, я здесь живу».

Как становятся волонтёрами

Председатель правления Крымской республиканской общественной организации «Наше будущее» Ксения Дурягина признаётся, что уже давно не может себе представить другого занятия: занимаясь чем-то другим, она бы не смогла самореализоваться. Волонтёрская деятельность стала смыслом её жизни, отняла время, мысли, но и подарила ей надежду в то, что только добро сможет изменить мир.

Ксения вспоминает, что первыми спасёнными ею были бездомные котики и собачки, которых она до сих пор носит домой. Теперь у родителей живёт около 10 собак, многих брали на передержку и потом отдавали тем, кто давно мечтал завести домашнего питомца.

«Мне было лет 18, однажды я встретила девушку, которая шла топить щенков. Я не могла этого допустить, забрала их домой, всю ночь кутала их, кормила из пипетки, не спала, носилась со щенками, как с детьми. Так продолжалось несколько недель. Конечно, это мешало мне работать и учиться параллельно, поэтому щенков пришлось вернуть девушке, у которой я их взяла, но при условии, что я буду давать деньги им на корм, а она не утопит щенков и будет заботиться о них. Так и поступили. Уже чуть позже я увидела эту девушку на рынке – она продавала уже хорошо откормленных собак, а я была так счастлива, что спасла им жизнь, а теперь их смогут купить те, кто подарит им любовь», — говорит Ксения.

Кроме того, вспоминает она, ещё студенткой, как только научилась зарабатывать, помогала одиноким старикам, церкви.

«Как только получала зарплату, часть средств отдавала тем, кому нужна помощь. Я не знаю, что мной двигало в тот момент, не могу это объяснить. Когда у меня был первый бизнес – магазин игрушек, то часть товаров мы непременно отдавали в детские дома», — вспоминает девушка.

О том, что эта любовь к спасению чужих судеб – призвание, Ксения поняла только с рождением второго ребёнка около трёх лет назад. Переломный момент случился, когда её сыну было всего 4 месяца. В соцсетях девушка увидела сообщение активиста о том, что полуторагодовалому мальчику нужна помощь.

«Мальчик рос в семье, где его, маленького, избивала собственная мать. Ему было полтора годика, а маме всего 17. И в этом возрасте ребёнок весил всего 7,5 килограммов, он был совсем истощён. Мать его не кормила, запирала в комнате и уходила гулять, пила, возвращалась и била сына. Это и был мой переломный момент, который направил в то русло, где я, хоть ещё и не очень уверенно, но была уже давно. Я увидела фотографию этого мальчика, он чем-то напоминал мне моего собственного сына и не могла не помочь. Ребенок с фотографии был настолько слаб и обессилен, что даже не мог ходить. Мы тогда привезли ему в больницу небольшую гуманитарную помощь: памперсы, детское питание, средства гигиены», — вспоминает Ксения и добавляет, что сейчас у малыша всё хорошо, он пошёл на поправку, мать лишили родительских прав, а ребёнка усыновила другая семья.

Позже эти истории словно сами стали находить Ксению, и она примкнула к одной из общественных организаций, стала ездить к детям в интернаты, везла с собой всё необходимое, помогала адресно – то продуктами, то деньгами из собственного кармана. И только в прошлом году девушка решилась – официально зарегистрировала свою общественную организацию, которая кроме волонтёрской помощи занимается различными образовательными проектами, но об этом чуть позже.

У Екатерины Горелкиной спасённые котики и собачки были позднее. Это сейчас она председатель правления в КРОО «Жизнь в твоих руках», а ведь не собиралась становиться ни волонтёром, ни общественным деятелем.

Окончила КНЭУ по специальности экономика предприятия, но с детства мечтала стать врачом. Говорят, что с желаниями нужно быть осторожными, потому что они имеют свойство сбываться. Так случилось и у Кати – медиком она не стала, но врачевать души пришлось по воле судьбы. Восемь лет назад она начала свою общественную деятельность.

Первым серьёзным шагом было отстаивание интересов собственной семьи. Дело в том, что муж Кати – воспитанник дома семейного типа (дом Горелкиных), сирота, которого приняли в семью и воспитали приёмные родители.

«Все, кто, вырастая, так сказать, выпускался из дома Горелкиных, сталкивались с тем, что ни у кого из них нет собственного жилья. Мы тогда подавали исковые заявления в суд, но все их проиграли. В 2012 году, это был предвыборный год, мы даже написали плакаты и вышли к Совету министров Крыма. На законодательном уровне при Украине такая возможность получить квартиру сироте была, но жильё просто не выделяли. Мы уже почти крест поставили на этом вопросе. После акции с плакатами нас поддержала общественность, и вместе мы пытались отстоять права детей-сирот, а уже параллельно при Украине мы зарегистрировали общественную организацию. К нам стали присоединяться разные люди, тогда у нас в Фейсбуке сформировалась группа, я начала активно отправлять запросы депутатам по различным поводам», — вспоминает Екатерина.

По её словам, тогда ей пришлось научиться разбираться в таких деталях, которых раньше она никогда не касалась. Но только так можно было помочь обычным гражданам отстоять свои права — учиться самой и научить других.

«Жизнь всё расставила на свои места и внесла свои коррективы, постепенно мы начали добиваться и ответов на свои вопросы, и их решения. После возвращения Крыма в состав России многое изменилось. Как минимум в правах сирот. В России, к примеру, прокуратура стоит на защите прав сирот. Поэтому в Крыму на сегодняшний день именно прокуратура подаёт исковые заявления в суд на администрации городов и обязывает их покупать квартиры. У нас уже два года подряд, помимо того, что на федеральные деньги закупаются квартиры, администрация города также вынуждена удовлетворять решения судов по защите прав граждан на жильё. Такого в Крыму никогда не было до 2014 года», — радуется Катя.

Говорит, что по её инициативе в Симферополе стали строить дом для сирот, на 180 квартир на улице Балаклавской, земля под который была выделена ещё в 2012 году и уже после 2014 года удалось добиться перерассмотрения проекта, который в итоге прошёл экспертизу, торги, были выделены деньги под строительство. По её словам, в этом году закупается 18 квартир, из которых 11 – по решению судов, и по уверению Екатерины, местная власть делает свой весомый вклад в то, чтобы сироты были обеспечены жильём.

Так жилищные вопросы сирот начали разрешаться уверенней и быстрей, и именно поэтому Горелкина уже не так активно стала биться за квадратные метры для своих подопечных, ведь за эти годы борьбы сирот к ней обратилось очень много.

«Общественную работу продолжила уже в других направлениях. Пришлось самообразовываться в правовых вопросах, в деталях законодательства. Учу этому и своих подопечных, чтобы они не зависели от меня постоянно, а какие-то вопросы умели со временем решать самостоятельно. В общественной работе мне приходится заниматься разным – защитой сирот, многодетных семей, защитой животных, жилищными вопросами, помощью в оформлении документов, составлении запросов и т.д. Были случаи, когда люди обращались даже за помощью в том, чтобы разобраться — что нужно для того, чтобы бесплатно сделать анализы, как пройти медэкспертизу, как попасть в программу бесплатной терапии. И мне приходится вникать, ежедневно преодолевать какие-то препятствия. Но нас нигде почему-то не встречают радостно», — смеется Катя и говорит, что количество людей, которым она помогла по самым разным вопросам, достигает за эти годы нескольких тысяч.

Ген благотворительности

Председатель КРОО «Наше будущее» Ксения Дурягина в основном помогает малообеспеченным семьям с детьми, семьям, где есть инвалиды, да и просто тем, кто попал в западню трудных жизненных обстоятельств. Таких семей сейчас у неё около 15-ти, которым девушка оказывает помощь регулярно. Не всегда речь идёт о материальной помощи, часто звонят просто за советом, это похоже на психологическую консультацию. Иногда приходится разматывать целый ворох проблем. Но ключевое для неё, конечно, дети. Наверное, именно поэтому общественная организация, которую Ксения возглавляет, называется именно так.

«В этой общественной деятельности мне помогают шесть моих близких подруг и просто неравнодушные крымчане, которые вот также читают все эти истории на моей странице и вместе со мной участвуют в судьбе моих подопечных. В течение недели я занимаюсь ещё образовательной деятельностью, так мы учим деток финансовой грамотности.  Воспитываем в них важные навыки – если заработал, не трать сразу всё на развлечения, учись откладывать, грамотно тратить деньги и ни в коем случае не влезать в кредитные долги, особенно если речь идёт о быстрых деньгах без предъявления паспорта. Я уверена, этому нужно учить с раннего детства», – делится Ксения.

Совершенно непонятно, сколько часов в её сутках, потому что общественная деятельность занимает практически всё её время и мысли.

«Даже в те редкие мгновения, когда я позволяю себе провести время с семьёй на море, я всё равно думаю о тех, кто сейчас в беде, прокручиваю в мыслях – кому сейчас необходима моя поддержка, участие. Я уже не могу по-другому, я этим живу. Воскресенье, например, у меня занято закупками – я составляю список того, какой семье сейчас что необходимо», — добавляет Ксения.

По её словам, два крымских предприятия взяли под опеку несколько крымских сёл, обратились к Ксюше, чтобы она помогла в этих населённых пунктах детям из неблагополучных семей, малообеспеченным. В праздники дети непременно получают подарки, Ксюша помогает собрать всё необходимое для деток ко Дню знаний 1 сентября, да и просто участвует в жизни каждой такой семьи, которой нужна помощь.

«Если с этих выделенных меценатами средств что-то остаётся, то я, конечно, помогаю в первую очередь мамам с детками-инвалидами и мамочкам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Но самый главный мой спонсор – это мой муж, который помогает мне, поддерживает. Он мне даже на новую одежду не так радостно и активно даёт деньги, как для покупки всего необходимого моим подопечным (смеется). Иногда даже бросает всё, ради того, чтобы помочь мне в этой деятельности», — говорит руководитель КРОО.

Катя Горелкина тоже рассказала о своих помощниках. Самым крепким плечом для неё, конечно, является поддержка супруга, который кроме того, что обеспечивает семью, помогает жене в вопросах общественной деятельности.

«На регулярной основе мне помогают только моя подруга и муж. Но чтобы каждый день на постоянной основе кто-то мне помогал, такого нет. Обычно это всегда разные люди. Я пишу в соцсетях объявление о том, что людям нужна помощь, кто-то откликается, даже если это разовое содействие. Есть люди, в которых с рождения заложен некий ген благотворительности, они хотят помогать другим. Вот в 2014 году, когда помогали беженцам с Донбасса и Луганска, включились все крымчане, очень многие люди откликнулись тогда. Но я никогда никому не навязываюсь, кто откликнулся, тот откликнулся. Этому не нужно учить, это приходит», — вспоминает председатель правления в КРОО «Жизнь в твоих руках».

Преодоление и разочарование

В её общественной деятельности были яркие случаи и даже неординарные.

«В моей практике были люди разных судеб, от каждой из которых сжимается сердце. Но один из них запомнился больше всех. Семья Шугаевых, вы наверняка помните эту историю – два инвалида с ДЦП, проживающих на тот момент в интернате, родили одного ребенка, потом второго. Мы отстояли их детей, поселили их в семью, которая согласилась их взять под опеку. Бог знает сколько стен нам пришлось «разбить», чтобы добиться того, чего мы добились вместе с общественностью: сделали им ремонт во времянке, чтобы они могли там жить, поменяли окна и крышу, и, в конечном итоге, через 3 месяца Толик и Света, за судьбу которых мы так неистово боролись, развелись. Вот это было неординарно. И у каждого из них теперь своя бурная личная жизнь! И когда мне жалуются мои красивые, обеспеченные и здоровые подруги, что жизнь не сложилась, я напоминаю им о семье Шугаевых: что несмотря ни на что, личную жизнь можно устроить в любом случае (смеется). Толик вернулся в интернат, не захотел жить отдельно. Света живет со своими друзьями, дети так и остались в приёмной семье, родителям их привозят. Это для меня был яркий случай. С одной стороны – это инвалиды, люди с изломанной судьбой, казалось бы, но они живут полноценной жизнью, женятся, разводятся, рожают детей, создают новые семьи, преодолевают трудности, препятствия», — говорит Катя.

Хорошие люди Горелкиной встречаются часто. К примеру, рассказывает она, в её окружении есть те, кто совершенно бесплатно делает свою работу, чтобы помочь нуждающимся и ничего не требуют взамен — нотариусы, адвокаты, юристы.

«Где меня находят мои подопечные? Я не знаю, мне кажется, что уже каждый второй в городе знает мой номер. Я сейчас работаю только по заявлению. Потому что бывало, что обращаются мамочки, мол, плохо детей кормят в детском саду, а как только начинаешь разбираться в истории, мамочки сразу «в кусты», отвечать за свои слова в итоге никто не хочет», — говорит Горелкина.

Историй самых разных в её общественной деятельности достаточно – и положительных и поучительных.

«Был случай, когда мне угрожали, именно это научило меня работать с людьми по заявлению только. Тот самый эпизод, когда общественность, которая просила помощи, «слилась» и я с проблемным вопросом и с серьёзным дядькой осталась один на один. Всё тогда обршлось, но урок я усвоила. Не все могут идти напролом. Это только кажется, что общественная работа – не нервная, ещё какая нервная», — рассказывает Екатерина.

Важную роль и в её истории и в истории Ксюши играет образование. Очень часто менять отношение к жизни, к себе, к своей ситуации — это не просто воспитательный процесс, но и жизненно необходимый. Обе девушки привели массу примеров, как кризисные семьи, с которыми приходится сталкиваться, просто не умеют жить иначе, потому что они сами выросли в условиях, далёких от нормальных и потому своих детей воспитывают так же. И это уже даже не образ жизни, а скорее образ мышления и какой-то своебразный принцип.

Ксения Дурягина тоже работает с подопечными только после того, как нуждающиеся обратятся в соцслужбы, говорит, что так действовать гораздо легче.

«В основном центр соцслужб дает наши контакты. Центр проверят семьи, в которых действительно сложная жизненная ситуация. Когда ко мне обращаются за помощью, я первым делом рекомендую сначала обратиться к государству, чтобы они зарегистрировались, льготы получили. У меня был случай, когда ко мне и моим коллегам-волонтерам обратилась многодетная семья, в которой семеро детей. Сначала мы бросились помогать. Первым делом эта семья рассказала нам историю о том, что якобы дом у них хотят отобрать, что всё у них очень плохо. Конечно мы с Катей Горелкиной начали разбираться, бить в набат. Поехали туда, привезли с собой гуманитарную помощь. Оказалось, что дом им не принадлежит, но выселять семью многодетную оттуда никто не планировал, их просто попросили убрать горы мусора, которые возлегали прямо в жилище, где находились дети. Там была жуткая антисанитария. Семеро ребятишек, четверо из которых тяжело больны, оба родителя живы и здоровы, а соцслужбы всего лишь просили, чтобы отец хотя бы устроился на работу, чего мужчина очень не хотел делать. Они так привыкли — их никто не учил, что жить можно и нужно иначе. То же самое воспитывается потом в детях. Такие случаи тоже бывают. Мы эту историю оставили на суд местных властей, которые к этой семье очень лояльно относятся и по максимум помогают. Насколько я знаю, им выдавали какое-то жилье, но они настолько его загадили… Поэтому после этого случая не через социальные службы я не работаю», — делится Ксения.

Девушка уверена, что у половины её подопечных всегда есть выбор, есть другой путь. Но только какая-то часть из них намеренно закрывает на глаза на такие возможности.

«Наша жизнь — это наш выбор. 50% случаев – это возможность выбирать. Бывает так, что люди обращаются за помощью к соцслужбам, которые им помогают, но также ставится им в ответ ряд условий «мы вам помогаем, но и вы, пожалуйста, потрудитесь сделать все необходимое, чтобы улучшить своё положение». На самом деле ничего сверхестественного государство у таких людей не требует, как минимум — привести дом в порядок, даже краску волонтёры принесут, остаётся только взять в руки кисточку и покрасить дом. Стройматериалы тоже привозят волонтеры, но они как лежали годами во дворе, так и лежат, и ничего не меняется. Второй шаг – оформить детей (соцслужбы помогают оформить все необходимые выплаты многодетным семьям, матерям-одиночкам). Твоё дело, чтобы дети посещали школу и выполняли домашние задания, выросли образованными. Тебе все помогли и младших детей в детсад устроили. Обеспечь себе работу хоть на полдня. Потребительское отношение у многих, некоторые мечтают о том, чтобы им еще зарплату приносили домой и всю жизнь при этом помогали, но сами каких-то шагов делать не хотят», — разочарованно резюмирует Ксения.

Синдром профессиональных попрошаек

Опыт в работе пришёл к обеим общественным деятелям не сразу. Катя Горелкина с восьмилетним опытом помощи людям самых разных судеб, признаётся, что научилась вычислять и профессиональных попрошаек среди тех, кто к ней и коллегам обращается за помощью.

«С годами приходит опыт, с годами уже перестала плакать от каждой трагедии отдельно взятой семьи, это обостренное чувство уже стирается, реально смотришь на вещи. Я за эти годы научилась распознавать профессиональных попрошаек, а есть такое явление, они давят на жалость, причём очень грамотно. Примеров таких профессиональных попрошаек тоже много. Есть у нас мамочка с ребенком-инвалидом, она раньше сидела со своим ребенком на паперти возле церкви, человек в день так зарабатывает от 6 до 8 тысяч рублей, она даже хвастает этим», — делится Горелкина, добавляя, что даже при этом волонтёры не перестали ей помогать, возят гуманитарную помощь постоянно.

«Однажды я спросила её: «Лена, почему ты в фонде социального страхования не оформишь на ребенка памперсы? Это же бесплатная помощь от государства!» Она ответила, что это сложно, что казённая система – это непробиваемый столб, сквозь который не пробиться. А всё потому, что ей лень, потому что она привыкла звонить мне, Ксюше, Валерии Петрусевич и все ей всё привезут. При этом у этой Елены было две квартиры, которые она продала и непонятно куда дела деньги, ездит на такси, в общем, ведёт неплохой образ жизни, но прикрывается всегда ребенком. А так и продолжает выносить даже зимой этого ребенка и сидеть на паперти. Они так привыкли и сколько бы ты им не помогала, сколько бы не давала, им всё мало. Таким людям не помочь. Я уже пришла к такому мнению – что помогать нужно тем, кто хочет бороться, возможно они временно попали в такую ситуацию», — говорит председатель правления в КРОО «Жизнь в твоих руках».

Горелкина также приводит примеры своих доводов на основе проекта, которым параллельно также занимается «Хочу всё знать», он ориентирован на бесплатное обучение и развитие детей из разных семей. Катя заметила такую тенденцию – родители детей из более благополучных семей, которые временно находятся в трудной жизненной ситуации, хотят своих детей развивать, вкладывают в них, водят на эти занятия. А когда волонтёры предлагают семьям обучить детей из более неблагополучных семей, те отвечают, что их детям достаточно того, что они не голодные и одеты по погоде, а английский или рисование им ни к чему.

Спасение утопающих – дело рук самих утопающих

Несколько раз Ксения Дурягина брала свою 11-летнюю дочь с собой в кризисные семьи, куда возила гуманитарную помощь. Говорит, что дочь словно попала в другой, нереальный мир.

«Там было много детей, они были оборванные, грязные, вокруг тоже жуткая антисанитария, им почти нечего есть. Моя дочь была в шоке, я поняла по выражению её лица, у нее был ступор от того, что она увидела другую реальность и спросила: «Мама, как они так живут?». Я объяснила ей, что действительно так бывает, и что вся наша жизнь только в наших руках. Кроме того, если мы можем помочь – поможем, потому что, если они не увидят заботы о себе, то и не узнают, что жить можно иначе. Многие ведь так и вырастают в жутких условиях и думают, что так и должно быть, так же растут потом их дети, внуки. Им никто не объясняет, что нужно действовать, спасать себя, свою семью. Вот в какой-то из таких семей есть история о том, что ещё прабабушка детей в землянке рожала и все потомки потом считают, что так и должно быть. И с таким сознанием вырастают потом целые поколения. Всё закладывается в детстве. У кого-то родители готовы в лепёшку разбиться, чтобы детям было хорошо, и они по максимуму не чувствовали себя обделёнными, а кто-то просто плывёт по течению, просто смиряется с происходящим, даже не удосуживаясь при отсутствии денег хотя бы элементарно растить детей в чистоте», — признаётся Ксения.

У неё есть несколько похожих подопечных, которым девушка предлагала возможность бесплатно обучаться, привозила полезные книги для чтения.

«Я объясняю одной такой девушке, что кроме в её ситуации никто не виноват – ни государство, ни депутаты. А у нее виной всех её бед является кто-то другой, но только не она сама и за год она в своих убеждениях ни единого шагу себе навстречу не сделала. На мой резонный вопрос о том, что время идёт, а работу она так и не нашла, отвечает, что везде только одни обманщики. У нее было несколько попыток трудоустроиться, но, когда свою работу она делала плохо, ей конечно же предъявляли претензии. Девушка так и осталась при мнении, что все вокруг только и хотят ее обидеть или обмануть. Искать причину в себе не многие решаются. С подростками и детьми в этом плане легче, им можно помочь. Некоторых из них привлекаем в качестве волонтёров, своим примером показываем им, что жизнь можно и нужно менять в лучшую сторону. Например, дети иногда помогают нам на субботниках, за это мы поощряем их набором канцтоваров, продуктами», — говорит председатель КРОО Ксения.

Очень многие, понимая, что им помогают, «садятся на шею», этот факт Дурягина тоже признала. Среди её подопечных есть несколько таких.

«Но я всё равно открыта для помощи, они знают об этом», — говорит Ксюша.

Каждый случай, он, конечно, разный. Есть среди её подопечных мамочки, у которых ребенок-инвалид, при этом есть своё жилье и есть на кого оставить ребенка – бабушки и дедушки. Но при этом такая мамочка не устраивается на работу, не принимает предложения бесплатно обучиться какой-то профессии, чтоб хоть какую-то копейку заработать.

«Вот получает она пособие 15 тысяч, ну и выживает за счет того, что ей помогают волонтеры. А потом заходишь к человеку в соцсети, а там последние фото, где человек с друзьями на море, а по приезду видишь, что ей хватает и времени, и средств на маникюр в салоне красоты. Я в таких случаях опять обращаюсь с вопросом «Что сделала ты для того, чтобы улучшить своё положение и положение своего ребенка?», на что слышу ответ «не учите меня жить, не хотите – не помогайте». Но я и в этом случае не отказываю в помощи, обхожусь советом, не обижаюсь, помогаю искать работу или хотя бы подработку, но чаще всего, ничего не меняется в жизни этого человека», — добавляет Ксения.

С такими ситуациями часто сталкивается и Катя Горелкина.

«У нас сейчас есть одна подопечная – Лена Чемериз, девочка без документов, онкобольная. Есть у нее какой-то приходящий муж, который ее периодически бьет, даже несмотря на её недуг. Мы пытались, конечно уговорить обратиться в полицию, чтобы привлечь этого сожителя, но это как раз тот случай, что, если человек не хочет, чтобы ему помогли, ты ему и не поможешь. Она не хочет ни уходить, и заявление на него тоже писать не хочет. Очень сложная история, дай Бог, чтобы мы сделали ей документы. Помогают все люди, чиновники, крупные строительные компании, кто-то по возможностям – то 300 рублей, то 200. Так с миру по нитке и собираем ей на лекарства. Лене сейчас, кстати, осталось три капельницы, три курса. Ребеночек ее сейчас в «Ёлочке», пока она лечится. С жильем пока проблемы. Подключился отец Дионисий, они хотят через свой фонд купить ей дом. В общем есть нюансы в каждой истории», — делится Екатерина Горелкина.

По словам Кати, есть и хорошие, положительные примеры в практике, когда её помощь становилась спасательным кругом для тех, кто попал в беду, когда люди приняли помощь, сделали выводы и наладили свою жизнь.

«Я верю в судьбу, предназначение, в карму. Иногда я думаю – ну вот, теперь я уже точно всем помогла, все свои долги перед Всевышним перекрыла и вот завтра, думаю, уже точно никто не позвонит с мольбой о помощи. Но нет, звонят. Сама жизнь нам ежедневно преподносит какие-то новые истории, ты проснулся и уже звонят со своей бедой, а кто-то с желанием помочь.  Не все люди, но меняются. Есть те, кто меняться не хочет, а есть те, кому помогаешь совсем чуть-чуть, а они тебя благодарят и выкарабкиваются. У меня есть семья в Строгановке, у женщины на руках двое деток-инвалидов и двое пожилых родителей тоже больных. Так вот, этим старикам прекратили выдачу пенсий и если бы эта женщина не делала то, что я ей советовала, то ничего бы не добилась. Я только направляю её, пишу письма, а бегает по кабинетам уже она сама. Это очень тяжело, но она старается изо всех сил. Вот пример того, как человек не сел мне на шею», — вспоминает Катя.

Ещё одна интересная история, которая изменила жизнь семьи, была в общественной деятельности Горелкиной.

«Была семья погорельцев в Симферополе, которая одно время после пожара жила в палатке, в это же время мать семейства была в положении. Их вопрос мы тоже со временем решили, а я стала крёстной мамой этого ребенка по просьбе родителей. Вот эта моя подопечная сдала на права и теперь помогает мне добровольно развозить канцтовары. В семье оба родителя работают, все у них наладилось, и они тоже стали активными помощниками- волонтёрами. Никогда не отказывают в помощи другим»,- радуется Екатерина.

Не единичный такой случай вспоминает за время своей общественной деятельности и Ксения Дурягина.

«Самые благодарные люди — это у которых вот только-только что-то случилось, какой-то урок тяжелый им преподносит судьба. Помогаю им, и так приятно видеть, когда они выкарабкиваются, как благодарят за то, что протянула им руку помощи. Верю, что в нашей жизни нет случайностей, даже неприятности, которые человеку даны – они даны, как уроки, что-то нужно вынести из этой ситуации. Я за всё это время научилась чувствовать ещё глубже, больше. У меня недавно был случай – девушка с двумя детками, муж ее бил и с детьми выгнал из дома. Но она, несмотря на то, что осталась без жилья и с малышами на руках, работает на двух работах, выкручивается, как может. Я ей помогаю сейчас реже. Недавно позвонила и говорю, что у меня остались памперсы для её младшего ребенка,  могу привезти. Она ответила: «у меня сейчас нет тяжелой нужды, пожалуйста, отдай тому, кому сейчас нужнее, чем мне». А ведь были ситуации, когда мамочки бы забрали, а потом перепродали, даже такое случалось. Вот таким семьям, которые признают, что есть люди, которым гораздо тяжелее, чем им, хочется помогать, честно. Она стремится, она пытается и у нее получается. Она обратилась в соцслужбы, чтобы ребенка помогли устроить в детсад, ей помогли. Она это сделала, чтобы была возможность работать, пока ребенок в детском саду», — рассказала Ксюша.

Выученный урок

Ещё одна подопечная Ксении Дурягиной смогла взять свою жизнь в руки. О том, как было тяжело маме с тремя детьми, она согласилась рассказать, не называя своей фамилии. Наталья живёт в Симферополе, у неё трое дочерей, младшей из которой чуть больше года. За эти 365 дней её жизнь успела скатиться под откос и снова сбалансировать на нужную высоту, пока не предельную, но достаточную для того, чтобы начать помогать и другим. Ксения в этой истории сыграла решающую роль, протянула руку помощи и помогла понять девушке главное – только мы сами хозяева свой судьбы.

Когда год назад Наталья рожала третьего ребёнка, она была в разводе с первым мужем, который до сих пор «сидит на шее» у матери, пьёт и в браке избивал Наталью, женщину, подарившую ему двоих детей. Она, не задумываясь, ушла жить к отцу и мачехе. Когда Наташе было полгода, её бросила мать и о ней она больше никогда не слышала. Чужая женщина, поселившаяся в их доме, жестоко наказывала девочку за любую провинность. Отец пил, пьёт до сих пор. Когда Наталья, казалось бы, встретила настоящего, любимого мужчину, которому подарила свою третью дочь, он оказался не готов к детям и ушёл от неё. Парень тоже вырос без материнской любви, единственный его родной человек бросила его ещё младенцем.

«Я, когда рожала, понимала, что помощи ждать неоткуда. Было очень тяжело. Устроилась на работу, с младшим ребенком сидела моя подруга. Потом мачеха начала подстрекать моего отца, чтобы он обратился в опеку, чтобы меня лишили родительских прав. Да, были моменты, когда у меня «сносило крышу». На тот момент я получала разовую помощь от государства – 9 тысяч и конечно денег не хватало, потому я была вынуждена выйти на работу. Отец тогда согласился, но хватило его ненадолго. Деньги уходили на оплату садика, памперсы, не хватало на смеси, молоко перегорело, были проблемы после родов со здоровьем, мне пришлось лежать в больнице. Пока я там лежала, мой папа был вынужден находиться с детьми. Он постоянно при этом пил, а я хотя бы на ночь сбегала из больницы домой, чтобы побыть с детками. С тремя детьми было очень тяжело и справляться с кухней, и заниматься стиркой, и детками», — рассказывает Наташа.

Но был за этот год и момент, за который девушка никогда не сможет себя простить. Все вокруг кричали ей, что она плохая мать, что у неё нужно отобрать детей, что она не справляется с ними. Наталья «сломалась».

«Меня в какой-то момент убедили в этом, затюкали до такой степени, что я пришла к мысли, что детям без меня действительно будет лучше. И я ушла из дома, меня не было два дня, ночевала на улице. Я говорю честно – я начала пить, я хотела забыться. Я ушла в таком состоянии без детей. Я хотела покончить с собой, меня довели, понимаете?! Даже сейчас мне сложно вспоминать об этом. Чувствую себя виноватой перед детьми за то, что бросила их на те два дня, ненавижу себя за это. А когда вернулась, они со слезами ко мне подбежали, обняли, прижались крепко. Слава Богу, что я одумалась и вернулась домой, ничего с собой не сделала, потому что поняла, что кроме меня мои дети никому не будут нужны», — говорит девушка.

Ксюша появилась в жизни Натальи в тот момент, когда кризис в жизни девушки достиг апогея.

«Она большая умничка, продуктами помогала регулярно. Я звонила и просила «Ксюша, помоги, нам сейчас нечего есть, хотя бы дай в долг». Она покупала всё за свои деньги, казалось бы, чужой человек. С ней мы знакомы всего год и она всегда приходит на помощь. Благодаря ей стало легче, если бы не она, если бы не такие люди, я не знаю, что бы мы делали. Я уже была уверена, что в мире не существует доброты, но оказалось, что это не так. Это сложный, очень сложный шаг – попросить помощи, это было очень неудобно. Я, когда получили номер Ксюши в опеке, долго не осмеливалась ее набрать, я никогда ничего не просила. Но когда ситуация зашла в тупик, я всё же позвонила», — вспоминает девушка.

За этот тяжёлый год к Наталье вернулся её второй муж. Он сейчас единственный, кто зарабатывает в семью деньги. Дети очень любят его, по словам мамы, никогда не ложатся спать, пока не дождутся его с работы и не обнимут перед сном. Сейчас девушка в декрете, но нашла подработку недалеко от дома – раз в неделю будет работать уборщицей.

«Труда я не боюсь. Я сама росла, донашивая чужую одежду и не хочу, чтобы мои дети росли так же. Потому я лучше заработаю, как могу, чтобы они не нуждались. Сейчас тоже стараюсь помогать тем, кому тяжело — кому подгузниками, кому продуктами, кому, хоть и немного, деньгами. В моём окружении есть люди, которым тоже нужна помощь и которые находятся в трудном положении. Так недавно я узнала, что одноклассница осталась одна с ребенком и ей негде жить, я ей предложила пожить в Некрасово, где у мужа квартира. Она так благодарна. Ей неважно, что это село, воды нет там пока, сейчас срочно будем делать ремонт», — поделилась Наталья.

За этот год, ставший серьёзным выученным уроком для девушки, у неё появилась мечта.

«Однажды я с ребенком лежала в инфекционке, у ребенка была ветрянка и в палату положили деток из приюта. Клянусь, я плакала целый день, я не могла успокоиться. Эти детки, которые лежали с нами в палате, увидели меня и начали называть мамой. Когда я посмотрела как к ним относятся, я старалась их защитить. В том состоянии, в котором их привезли, на это было больно смотреть – трусики на детей или слишком большие, или слишком маленькие, носки вообще разные, колготки маленькие. Я укладывала их спать, мазала зелёнкой волдыри от ветрянки. В палате было пятеро детей, включая близнецов Эмиля и Эвелину. Я очень привязалась тогда к одному мальчику по имени Эмиль, золотой ребенок. Ксюша после моего рассказа выяснила, кто мама близняшек, оказалось, что она живет неподалёку. По внешнему виду не скажешь, что женщина бедствует, но тем не менее двоих своих деток она отдала в приют. Я позднее встретилась с этой женщиной, рассказала, как относятся к ее детям, в каком они состоянии и как страдают без материнской любви. Казалось, привела её в чувство. Обещала, что помогу, если будет трудно, только бы забрала дочь и сына. Но деток она так и не забрала, но и не дала возможности кому-то их усыновить. Я постоянно думаю о том, что хочу усыновить этого мальчика, он в моём сердце, в душе», — с горечью вспоминает Наталья.

У каждого есть право на ошибку. Жизнь – это бесконечный урок, который ты усваиваешь или нет. И зависит её полнота только от того, дашь ли ты себе скатиться в бездну. А добрых сердец в Крыму очень много, казалось бы, чужие люди, но именно они дают шанс, возможно, единственный. Ведь чтобы колесо Фортуны вращалось, его хотя бы нужно начать вращать.

Автор — Наталья Редько

комментарии

Добавить комментарий