16:40, 10 февраля 2019
Обнаруженный археологами в центре Севастополя бастион XIX века станет филиалом музея

Обнаруженные археологами в центре Севастополя укрепления четвертого бастиона, который был одним из основных элементов обороны города во время Крымской войны середины XIX века, сохранят и сделают доступными для экскурсий, сообщил ТАСС директор Государственного музея героической обороны и освобождения Севастополя Николай Мусиенко.

Крымская война началась осенью 1853 года, а через год Вооруженные силы коалиции Франции, Англии, Турции и Сардинии (Италии) — союзников, — обладая большим числом кораблей, блокировали у берегов Крымского полуострова русский флот. 13 сентября 1854 года началась осада Севастополя, которая продолжалась 11 месяцев и унесла жизни более 150 тыс. человек. Бои за город во время Крымской войны принято называть Первой обороной Севастополя.

«Пришли к выводу, что правый фланг четвертого бастиона (этой части укреплений коснулись археологические раскопки) необходимо музеефицировать. А для этого необходимо разработать концепцию, далее вместе с дизайнерами, учеными подумать, как сохранить. Есть интереснейшие материалы, которые обязательно нужно законсервировать и показывать посетителям», — рассказал Мусиенко.

Севастопольский художественный музей имени М. П. Крошицкого ждет масштабная реставрация

Собеседник пояснил, что новая выставка будет располагаться на улице. Часть укреплений поместят под стеклянные конструкции, которые защитят их от непогоды. Некоторые будут восстановлены — например, согласно текущим планам, будет реконструирован вход в минный тоннель, благодаря чему посетители смогут пройти несколько метров под землей и посмотреть на мини-выставку, посвященную противостоянию в катакомбах.

Опираясь на данные раскопок и сохранившихся планов, выяснили, что бастион состоял из нескольких ступеней. На самом верху был бруствер, и стояли орудия, на террасе со стороны города располагались одни из первых в русской истории блиндажей — до Крымской войны русская армия их не использовала, а дальше шла внутренняя часть укреплений. Со стороны врага под бруствером был склон с частоколом и рвом, которые затрудняли путь атакующим. Там же находились входы в контрминные галереи — под землей велась альтернативная, минная война: союзники пытались подкопаться под укрепления и взорвать их, а русские саперы делали еще более глубокие туннели и подрывали ходы союзников.

Республика Крым и Севастополь подписали соглашение о сотрудничестве с Музеем Победы

Толщина слоя картечи и осколков позволяет представить интенсивность огня, а следы от бревен пушечной палубы — определить точное направление орудий, чего не дают сделать ни одни архивные документы. Уже найдены остатки землянок, места, где были установлены оружейные палубы, первые в российской истории блиндажи, вход в катакомбы.

Все фортификационные работы велись прямо под огнем неприятеля под руководством инженер-подполковника Тотлебена. Бои были столь же ожесточенными, как и на знаменитом Малаховом кургане.

«Тотлебен считается гениальным инженером, который опередил свое время на 50 лет. В Севастополе он отказался от прямолинейных конструкций, и вписал все укрепления в ландшафт — в остальном мире это будут делать только во время Первой мировой войны. Именно благодаря этому союзники не могли целых 349 дней взять очень простые, наспех — в некоторых местах за одну ночь — построенные сооружения», — уточнил научный консультант экспедиции Института истории материальной культуры (ИИМК) РАН, ведущий научный сотрудник Государственного Эрмитажа Виктор Мыц.

Севастопольские историки отмечают, что в истории города много «белых пятен», в том числе — на период войны. По словам Соловьева, находки на четвертом бастионе позволяют снять часть вопросов, касающихся как боевых действий, так и быта горожан и военных.

«Мы впервые получили достоверный план того, как располагались, как были построены эти оборонительные сооружения, узнали о динамике их изменения в течение 349 дней обороны. И, конечно, большое количество находок дает полноценную картину того, как жили и защитники города, и их противники. Это новая и ценная информация», — пояснил руководитель экспедиции.

Под Севастополем откроют музейно-храмовый комплекс в память о жертвах красного террора

Всего за время раскопок обнаружены около 8 тыс. предметов, хотя на данный момент проведено около половины запланированных работ. Ответить на важные для историков вопросы помогают даже, казалось бы, мелочи. Например, благодаря форменным пуговицам с выбитыми номерами удалось установить, что на четвертом бастионе служили солдаты из Бреста, Рязани, Екатеринбурга, Тобольска, Якутии и другие.

К числу редких находок относят и артиллерийские бомбы. Обычно удается найти только осколки снарядов после их взрыва, но в Севастополе обнаружены бомбы самых разных калибров.

Среди сотен пуль, шариков картечи и осколков бомб найдены уникальные предметы, например, абсолютно целая стеклянная винная бутылка или остатки английского медальона с надписью «Only you». «Представляете, английская девушка провожала любимого на войну, вложила в медальон свой портрет и сделала надпись на память? Портрета нет, а надпись осталась», — отметил Мыц.

Сейчас археологи ведут раскопки с расчетом на то, что в будущем на этом месте будет создан музейный комплекс. С учетом найденных предметов, архивных документов и знаний об истории Крымской войны историки смогут воссоздать участок бастиона практически со стопроцентной достоверностью. «Необходим уже сейчас проект реставрации, воссоздания, хотя бы консервации — найденное нами, те же оружейные палубы, под влиянием погодных факторов будет разрушаться очень быстро», — добавила замдиректора ИИМК Наталья Соловьева.

Ученые отмечают, что сейчас о Первой обороне рассказывают в разных музеях Севастополя. Но нередко экскурсоводы опираются на ошибочные гипотезы и предположения — например, многие повторяют сформировавшийся в 1960-е годы миф о том, что в русской армии было только гладкоствольное, а не более дальнострельное нарезное оружие. Кроме того, часть объектов по теме Крымской войны — «бутафорные».

Соловьева добавила, что память о Крымской войне хранят на Западе — в странах-участницах кампании. Однозначно говорить о том, кто победил в войне, нельзя, и западные историки нередко трактуют события 1853-1856 годов в свою пользу. «В музеях Канады, Великобритании, Франции есть экспозиции о Крымской войне, и они с гордостью рассказывают своим мальчишкам и девчонкам, что это они победили русских — а это не совсем так. Надо, чтобы в России дети знали, как мы выстояли, какой ценой», — подчеркнула Соловьева.

комментарии

Добавить комментарий