16:29, 04 сентября 2019
«Я просто пошёл подумать»: представитель «Лиза Алерт Крым» о том, почему пропадают люди

27 августа исполнился год крымскому региональному поисково-спасательному отряду «Лиза Алерт». С моменты первого выезда волонтёры обработали более 200 заявок на поиск пропавших людей, 175 граждан найдены живыми, ещё 26 заявок, к сожалению, завершены со статусом — «Найден. Погиб». Мы пообщались с Натальей Кропочевой, региональным представителем «Лиза Алерт Крым», о том, кто может стать участником отряда, представители какой социальной группы теряются чаще всего, и услышали советы для тех, чьи близкие потерялись.

— Кто и как может cтать членом поискового отряда?

— Самый простой способ к нам попасть — заполнить анкету добровольца в нашей группе Вконтакте, либо позвонить на горячую линию «8 (800) 700-54-52» и оставить свой телефон. с Вами свяжется наш инфорг либо региональный представитель. Выезжать на поиски можно с 18 лет, это строгое правило. Верхней границы возраста у нас нет: если ты чувствуешь, что можешь ходить по лесу, а тебе 60 — то добро пожаловать. Но каждый сам за себя ответственен.

— Люди каких профессий чаще всего записываются в волонтёры?

— Нельзя выделить определённую профессию. У нас есть люди, которые работают посменно, те, кто работает полную рабочую неделю, самозанятые. В поиске участвуют представители разных профессий, разных возраста, разных социальных статусов. Например, у нас есть женщины в декрете, которые занимаются поисками, не выходя из дома — обзванивают больницы, размещают информацию в социальных сетях.

— Хотелось бы узнать о лекциях, которые проводят волонтёры «Лиза Алерт»…

— У нас есть отдельное направление в нашей работе — это «Школа профилактики». Она направлено на предотвращение и на облегчение задач поисковиков по нахождению пропавшего. Наших волонтёров можно пригласить в школу, где они проведут лекцию для детей и их родителей.

— Как вы взаимодействуете с государственными службами?

— Мы практически сразу стали устанавливать отношения с государственными службами, все доброжелательно относятся к нам. Мы в процессе заключения соглашения с МЧС, со Следственным комитетом, с отдельными подразделениями полиции. У нас идёт обмен оперативной информацией: они помогают нам, мы в чём-то, помогаем им. Мы сотрудничаем с севастопольским поисковым кинологическим отрядом «Вектор». Если вводные данные позволяют использовать собак, то кинологи с животными выезжают и помогают.

— Из-за чего чаще всего теряются дети?

— Мы не можем судить о причинах, мы можем посмотреть только по своей статистике. После 12 лет — это дети, которые целенаправленно уходят из дома; причины могут быть совершенно разные. Если раньше говорили, что всему виной неблагополучная семья, то сегодня это абсолютно невзаимосвязанные вещи. Было несколько случаев, когда дети просто уходили «подумать о жизни», как они говорили, шли куда глаза глядят, а потом темнело и общественный транспорт переставал ходить. Они даже не собирались уходить и пугать родителей. Обвинять кого в таких случаях бессмысленно.

— Бывали случаи заведения дел на родителей после пропажи детей?

— Многих родителей пугает этот факт. Они сидят ждут, что ребёнок сам придёт, не обращаются в полицию, думая, что их после такого случая поставят на учёт как нерадивых родителей. В мае, на общегородском собрании родителей в Ялте, инспектор по делам несовершеннолетних сказал, что в первый раз маме или папе выпишут предупреждение, которое не скажется на дальнейшей жизни ребёнка или родителя.

— Какая категория граждан, после несовершеннолетних, теряется чаще всего? И что делать из близким, чтобы избежать пропажи?

— Чаще всего теряются старики с проблемной памятью. Не надо ждать трое суток, как многие считают ещё со старых времён. После пропажи как можно скорее обращаться необходимо в первые сутки и не ждать наступления темноты, потому что поисковикам приходится тогда выходить в ночь, а это усложняет задачу поиска. Для людей с потерей памяти необходимо всегда при себе иметь GPS-трекеры, которые будут показывать передвижение и местонахождения человека, если же они их носить не хотят и снимают, то записки с адресом и контактным номером телефона в кармане одежды хотя бы. И, конечно, необходимо к таким людям более пристальное внимание, может быть, стоит договариваться, чтобы соседи через определённый промежуток времени заходили и проверяли присутствие человека дома. Если заметят, что человек пропал несколько часов назад, то мы сможем просмотреть камеры видеонаблюдения и отследить направление, в котором он ушёл.

— Насколько волонтерам легко получить доступ к камерам видеонаблюдения?

— Это зависит от владельцев камеры. Некоторые идут навстречу, смотрят запись вместе с нами либо направляют доверенных лиц. Что касается таких структур, как банки, то там всё делается только по запросу полиции. Тут как раз наше совместное сотрудничество несёт большую пользу. Иногда владельцы камер не дают доступ, но такие случаи редки.

— Каковы особенности работы поисковиков в Крымском регионе?

— Горная местность усложняет нашу работу. Ни оборудования, ни опыта, ни знаний для поиска именно на скалах у нас нет — мы не хотим увеличивать количество жертв, и наша, волонтерская безопасность превыше всего. В таких случаях мы обращаемся к профессионалам, которые это знают и умеют. Большую опасность представляет море, особенно для детей. Это отдельная тема для профилактики, для бесед, для обучения детей, как правильно себя вести на воде.

— Были ли случаи травм ваших волонтёров?

— Недавно на поисковика напала змея, но в этот раз обошлось, она не смогла прокусить штаны. Были случаи, когда подворачивали ногу, падали, часто это происходит в местах, где горная и болотистая местность.

— Каковы самые частые причины смерти людей, которых вы находите?

— Случаев криминального характера в нашей практике немного. Были летальные случаи из-за проблем с сердцем, зимой от переохлаждения.

— А как у «Лиза Алерт» обстоят дела с финансированием?

— Мы не зарегистрированная общественная организация. Соответственно, никаких грантов, никакого финансирования, никаких отчислений у нас нет. Всё, что есть у отряда, —  это то, что подарили: либо родственники людей, которых мы нашли, либо люди, которым нравится наша деятельность. Каждый поисковик сам покупает себе оборудование, которое ему необходимо. Есть общее оборудование. Всё это собирается по крупицам отовсюду. Постоянной помощи нет, мы только начинаем обзаводиться друзьями. Один оператор мобильной связи помог нам с симкартами, это очень ценная для нас помощь, потому что приходится очень часто звонить, в том числе и за рубеж.

— Какие люди нужны организации?

— Нам нужны все. Многие думают: я не пойду добровольцем, потому что надо ночью ходить по лесам искать пропавших. Люди, которые сидят дома перед компьютером, могут делать столько работы, что серьезно облегчат работу тем, кто пойдёт в ночь. Иногда бывает, что мы начинаем поиск, а наша группа обзванивает больницы в районе поиска и находит пропавшего.

Справка: поисково-спасательный отряд добровольцев «Лиза Алерт» появился 14 декабря 2010 года. Отряд назван в честь Лизы Фомкиной, которая пропала в Орехово-Зуево. Четырёхлетняя девочка потерялась вместе с тётей в лесу, и в течение пяти дней их практически никто не искал. Только когда информация о пропавших попала в интернет, сотни неравнодушных людей откликнулись и начали поиски своими силами. Запоздалая реакция органов внутренних дел и МЧС привела к тому, что Лиза умерла от переохлаждения на девятый день со дня пропажи, её нашли на десятый день. «Лиза Алерт» — некоммерческое объединение, ставящее своей основной задачей оперативное реагирование и гражданское содействие в поиске пропавших детей. Волонтёры готовы помочь в любое время, без выходных и праздников.

 

 

комментарии

Добавить комментарий