09:00, 23 февраля 2019
Солдат Победы: 93-летний ветеран НКВД из Крыма планирует издать художественный альбом и написать мемуары

Участник Великой Отечественной войны, ветеран НКВД, МГБ, МВД, национальной гвардии, полковник в отставке Николай Иванович Солопов, которому 28 марта исполнится 94 года, рассказал корреспонденту Крымского информационного агентства о своей службе и любимом занятии – живописи.

Солопов Николай Иванович, ветеран ВОв, внутренних войск МГБ, НКВД, МВД, национальной гвардии, полковник в отставке. Уроженец Хмельницкой обл. Войну встретил в Харькове, учился в 9 классе. В 1951 г. окончил историко-филологический факультет Львовского пединститута. В возрасте 79 лет поступил в Крымское художественное училище им. Самокиша и закончил его. Профессиональный художник. Участник всевозможных выставок. Награждён Орденом Отечественной войны, медалями За победу над Германией, За боевые заслуги


Начало войны

Абсолютно всё чётко помню. Началась война, я находился в Харькове. Закончил на то время восемь классов. Уже был комсомольцем. Мы все школьники-комсомольцы были воспитаны государством в военно-патриотическом духе, верили в победу нашей армии. Первые неудачи огорчили нас, но мы были убеждены, что недалёк тот день, когда Красная армия начнёт бить фашистов.

Для того, чтобы оказать помощь фронту, школьники-комсомольцы пошли работать завод, потому что всех рабочих в Харькове призвали в армию. Я пошел на станкостроительный завод учеником.

Когда немцы начали подходить к Харькову – где-то к августу 1941 года, всё население мобилизовали, чтобы строить оборонительный рубеж вокруг города. Нас также мобилизовали. Мы выехали в окрестности Харькова, жили там в хатах, строили противотанковые рвы и окопы.

Немцы подходили ближе, мы уже видели фашистские самолёты с крестами на крыльях в небе. Они сбрасывали бомбы, люди гибли. Но это не пугало нас – мы продолжали работать, потому что знали – другого выхода нет.

Где-то в сентябре немцы подошли вплотную к Харькову и нас эвакуировали из города. Помню, как мы сели в эшелоны и в это время был очень мощный налёт – немцы бомбили город очень сильно. Наш эшелон ушёл – мы эвакуировались в Оренбургскую область, где я продолжил учёбу в 9-м классе и получил среднее образование.

На Западной Украине

11 марта 1943 года я был призван в Красную армию. Был патриотически настроен, хотел принять участие в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. Нас человек 20 после школы призвали в армию, направили в Рижское военно-пехотное училище, которое эвакуировалось в Стерлитамак Башкирской АССР.

Училище я закончил в июле 1944 года. К этому времени дела на фронте шли очень хорошо. Немцы освободили территорию Советского Союза, но оставили на территории, особенно западных областей Украины, свою агентуру. Сделали это не случайно, так как там оставалось большое количество оружия, боеприпасов. А ещё в западных областях Украины была нестабильная политическая база, то есть много людей, недовольных советской властью.

Вообще Западную Украину освободили только в 1939 году, а до этого она находилась в Польше, которая превратила её в санитарный кордон. Все страны Западной Европы люто ненавидели Советский Союз, и все пограничные районы с СССР государства-соседи превращали в санитарные кордоны. Там насаждался антисоветизм, враждебная агентура.

Когда освободили от фашистов всю территорию СССР, в бывшем санитарном кордоне на Западной Украине начался отъявленный бандитизм. Велась борьба в тылу Красной армии, наносили очень большой ущерб нашему советскому государству, в котором нужно было восстановить народное хозяйство после войны.

Это были не просто бандиты, а политическая организация, которая называлась ОУН — Организация украинских националистов (запрещена в РФ – ред.). Пока шла война, ей руководили немцы, потом это руководство передали американцам — вот что печально. ОУН имела свою военную организацию — Украинскую повстанческую армию (УПА, запрещена в РФ – ред.), которая в первые годы после освобождения территории СССР была очень сильной.

Во всех посёлках в западных областях Украины тогда были банды. Их базы были в лесу, в больших глубоких землянках, где находилось оружие, боеприпасы, даже типографии были для распечатки антисоветских листовок и агитации среди населения. Местные были воспитаны в санитарном кордоне в антисоветском духе. Там он насаждался десятилетиями. И второе: кулаки – зажиточные крестьяне там были главной силой.

Бандиты, которые стали героями

После обучения в военном училище в 1944 году весь наш выпуск, где-то 300 офицеров, направили в западные области Украины. Я был командиром пулемётного взвода, получил соответствующее образование. Мы были ребятами, закалёнными и в военном, и в физическом отношении.

300 офицеров, изучили инструкцию и поставленные задачи по борьбе с бандитизмом в западных областях Украины, куда в 1944 году я всё-таки не попал. При распределении получилось так, что я попал в Киев, в 18-ю стрелковую бригаду внутренних войск, которая выполняла задачи по охране украинского правительства. Командир определил меня в бригадную школу сержантского состава, которая готовила младших командиров.

После того, как бригаду расформировали, она просуществовала до 1 января 1945 года, меня опять оставили уже в полковой школе сержантского состава. Мы всё время были резервом оперативной группы по борьбе с бандитизмом в западных областях Украины. Первое моё участие там произошло в январе 1946 года. Мы приехали во Львов, разместились в казарме и были в распоряжении оперативной группы.

Для ликвидации ОУНовского подполья нужны были силы, организация, армия. Бандиты наносили сильный ущерб в тылу, ликвидировали советский партийный актив, уничтожали сельсоветы, громили правления колхозов, райкомы партии, убивали активистов. Господствовал откровенный терроризм.

Я принимал участие в ликвидации бандитских формирований. Помню, как мы по оперативным данным отправились на ликвидацию. Зимой нас подняли по тревоге, мы сели в машины и выехали в указанный район, где находились бандиты. В лесном массиве у подпольщиков в землянке был схрон оружия, боеприпасы и печатные машинки.

Борьба с этими бандитами шла очень долго. Бандитизм там продолжался до 1952 года. В западных областях Украины не всё население выступало против советской власти. Подавляющее большинство людей были за советское государство. Но люди были ими запуганы. Когда бандитов выселили, нанесли им мощный удар, население подняло голову и выступило за Советский Союз.

Пропаганда на Украине ОУН, УПА (запрещенные в России организации), того, что делали украинские националисты в те годы, – это печально. Обстановка в стране сейчас очень тяжёлая.

Есть такая профессия…

Мой отец был военным врачом. Я объездил с ним всю территорию Советского Союза. Для того чтобы стать хорошим военным, прежде всего, нужно любить военное дело. Идти в армию нужно не потому, что там много денег дают, не потому, что любишь форму.- профессию нужно любить. Когда я ездил с отцом по военным частям, мне всё это очень нравилось. Я с большим желанием окончил училище и ещё с большим желанием служил.

Также для того, чтобы стать военным, нужно иметь как минимум среднее образование. И, конечно, нужно быть физически здоровым человеком.

Жизнь в искусстве

Война — это интересно, но искусство – это жизнь.

В Симферополь я приехал в 2001 году. До этого я жил в Днепропетровске. Изобразительное искусство влечёт меня всю жизнь. В школьные годы, когда я жил под Харьковом, в Доме Красной армии работал художник, у которого я учился. Это был художник высокого класса с хорошим образованием. У него была особенность – человек был глухонемой, но я выучил язык жестов и свободно с ним общался. Тогда я заразился изобразительным искусством.

Перерывы в рисовании у меня были серьёзные — когда началась война, было не до этого. хотя я и в эвакуации кое-что рисовал. Когда я стал офицером, времени не было, хотя уже позже, когда мы ездили с женой в отпуск, в том числе на Кавказ, я брал с собой карандаш, акварельные краски и там рисовал.

Когда я окончил училище, то очень хорошо портреты рисовал, а в последнее время больше пишу природу.

Сейчас я собираюсь делать большой альбом. Там будет вся моя живопись: акварель, масло и рисунок. Картин у меня много. Я насчитал 146 работ, которые можно поместить в альбом, хотя вообще их, конечно, больше. Альбом будет хороший, если я деньги достану на его издание.

С 2001 года я принимаю участие в художественных выставках в Крыму. Планируется моя персональная выставка в Симферопольском художественном музее. В апреле там начнётся выставка, посвящённая 75-летию освобождения Симферополя от немецко-фашистских захватчиков, которая продлится до Дня Победы. В музее пообещали, что в рамках этого мероприятия выделят флигель, где будет моя персональная выставка.

Ещё я собираюсь написать мемуары. Для этого мне, наверное, придётся купить ноутбук, научиться работать на нём. В общем, планов у меня много.

Беседовал: Дмитрий Бугай. Фото, видео: Владимир Прошкин

ИА «КИА»

комментарии

Добавить комментарий